Воскресенье, восемь вечера. Храм святителя Николая в Котельниках. Пора собираться. Нет, не домой. У настоятеля храма архимандрита Серафима еще одно важное дело: нужно накормить людей.

Вместе со старостой настоятель грузит в машину термосы с едой.

Вместе со старостой настоятель грузит в машину термосы и пакеты  с едой.

Вместе со старостой прихода Александром Михайловичем Бродским отец Серафим грузит в машину термосы с горячим чаем и пакеты со сладостями. Хотя точно знает – сколько ни привези, все равно не хватит. Те, кого он едет кормить, будут брать еще и еще, становиться несколько раз в очередь, распихивать конфеты, печенья по карманам и опять становиться в очередь за едой. Отец Серафим и Александр Михайлович едут кормить бездомных в сквер у Курского вокзала.

Бездомных презирают, их боятся, от них отворачиваются на улице и обходят стороной. Такое отношение диктует инстинкт самосохранения: чего доброго, ограбят, убьют, заразят, да и вообще, от них плохо пахнет.

Что же заставляет прихожан и священников двух московских храмов, святителя Мартина Исповедника и святителя Николая в Котельниках последние девять лет каждое воскресенье готовить еду, раскладывать кашу с тушенкой по судкам и ехать в сквер, к бродягам?

Архимандрит Серафим (Шемятовский): Во-первых, если сегодня мы их накормим, то это как минимум, спасет самих бездомных от голода и холода, и, кто знает, возможно, тем самым мы   предотвратим какие-то преступления, на сытый желудок уже не так хочется ввязываться в какие-то неприятности.

Но не менее важна польза для души и мироощущения самих волонтеров. Помощь самым обездоленным в свою очередь помогает им преодолеть один из самых страшных грехов – гордыню. А ведь по мнению отцов Церкви, искушение гордыней – самое страшное искушение.

«Несчастью предшествует гордыня, а падению – высокомерие. Лучше жить в смирении с бедняками, чем с гордецами делить награбленное». (Книга Притчи 16:18–19)

Помогая тому, кто гораздо обездоленней тебя, понимаешь, насколько милостив Господь к тебе, ведь ты вернешься сегодня в теплый дом, а эти люди – нет. И не жди от них благодарности за помощь. Контингент «специфический» — среди них действительно есть люди, попавшие в беду. Таким мы предлагаем прийти к нам в храм, пробуем искать для них работу. Но, к сожалению, большинство тех, кого устраивает такой образ жизни. Помогать, не ожидая результата, не ожидая благодарности,   это очень важная работа для души.    

Помогать, не ожидая результата, не ожидая благодарности,   это очень важная работа для души.

Вот, например, наш староста Александр Михайлович Бродский. Девять лет каждое воскресенье привозит еду для бездомных, собирает для них вещи, продукты питания. За эти девять лет чего только не было – даже потасовки приходилось разнимать. Но он продолжает помогать.

Без четверти девять. В сквере рядом с Курским вокзалом уже собрались бездомные, бродяги. Оживленно ждут, когда их «пригласят к столу». В этой толпе есть женщины с детьми, есть пожилые люди в чистой опрятной одежде. Это пенсионеры, которым подобная благотворительность помогает протянуть от пенсии до пенсии. Есть среди бездомных те, кто потерял квартиры из-за мошенников. Чего греха таить, есть и опустившиеся бродяги, судя по запаху, не менявшие одежду года два.

Столик для чая ставим отдельно от горячей еды, чтобы не создавать давку

Столик для чая ставим отдельно от горячей еды, чтобы не создавать давку

Ставим три складных столика – два для горячего и один для чая со сладостями. Прихожане крепят черные пакеты для мусора, если этого не сделать, через полчаса весь сквер будет завален одноразовыми тарелками и салфетками.

Сегодня на ужин гречневая каша с тушенкой, бутерброды с колбасой, горячий чай, конфеты, пряники, батончики мюсли.

Все эти продукты прихожане собирали в течение недели.

Руководитель проекта иерей храма святителя Мартина Исповедника отец Валерий Степанов читает молитву перед началом раздачи еды. Кое-кто из бродяг, повторяя слова за священником, беззвучно шевелит губами.

Отец Серафим сегодня стоит на одной из самых сложных операций – разливает чай. Казалось бы что – тут такого, но вокруг толпа, прямо скажем, не слишком вежливых людей, где каждый пытается распихать всех и схватить стакан с горячим чаем. Налить чай и не обжечься, не так-то просто.

..каждый пытается распихать всех и схватить стакан с горячим чаем. Налить чай и не обжечься, не так-то просто.

Кстати, медицинские перчатки, в которых работают волонтеры – не роскошь, не брезгливость, а средство элементарной безопасности.

Здесь не любят говорить о себе – ни те, кто кормит, ни те, кто ест. Что говорить – каждый четко понимает, для чего он сюда пришел – смирить гордыню, насытиться, увидеть, что в жизни есть надежда на лучшее, помочь тому, кто живет на самом дне.

Проводить съемки приходилось практически в военной обстановке – нашего фотографа угрожали «убить» и «зарезать» несколько раз. Не исключено, что кто-то из этих бродяг находится в розыске, а кого-то разыскивают родственники. Такое тоже случается.

— Is somebody speaking English? (Здесь кто-нибудь говорит по-английски?) Алекс – преподаватель йоги, католик, в Москву приехал из США. Принес в сквер одежду для бездомных. Говорит, тоже хочет чем-нибудь помочь.

— Вам нужна помощь? Хрупкая девушка не захотела говорить, как ее зовут, просто стала помогать архимандриту Серафиму разливать чай.

Отец Валерий Степанов следит за дисциплиной в очереди: слабых не обижать. Встаешь второй раз в очередь, пропусти того, кто еще не ел. Раздача еды сегодня проходит быстро и мирно. Все что можно унести с собой про запас,   распихивается по карманам. Процесс занимает буквально полчаса.

Редкое «Спасибо!» воспринимается, как драгоценный подарок.

Теперь можно даже заметить улыбки на лицах. Мусора практически нет, все сами бродяги собрали в черные мусорные пакеты. Следующая встреча через неделю. На том же месте. В тот же час.

P.S. На летний сезон акция приостанавливается — бродяги уезжают из Москвы, и за едой никто не приходит.

По разным оценкам в Москве находятся от 50 до 75 тысяч бездомных человек. Среди них есть жертвы мошенников, освободившиеся из мест заключения, психически нездоровые люди. В городе действуют социальные центры адаптации, но, во-первых, они физически не могут справиться со всем количеством бездомных, а во-вторых, сами бродяги не спешат туда идти – ведь там бездомного заносят в базу данных, а этого многие опасаются. Подобные ужины от прихожан   могут отчасти решить эту проблему.

Одним из наиболее масштабных проектов Русской Православной Церкви стал «Ангар спасения» на Никольской улице. Здесь оказавшиеся без крова люди могут согреться, помыться, пройти осмотр врача, получить помощь в восстановлении документов.

Так что добровольцы нужны всегда – поработать во славу Божию, совершить сложную работу для души, преодолеть гордыню.

Текст: Екатерина Васина

Фото: Сергей Челенков.